image

Изменения в Гражданском Кодексе РФ

 

 (Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации")

Так, согласно вступающим в силу изменениям в гражданском законодательстве с 1 сентября 2013 года введена презумпция, в соответствии с которой сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является, по общему правилу, оспоримой, а не ничтожной.

Также установлен запрет требовать признания оспоримой сделки недействительной тем лицам, которые ранее ее одобрили или своими действиями подтвердили намерение ее исполнить.

В Законе существенным образом изменено правовое регулирование признания сделок недействительными и последствий такого признания. В большинстве своем эти изменения направлены на усиление стабильности существования совершенной сделки, что предполагает снижение возможностей участников сделки оспорить совершенную, исполненную сделку, даже если эта сделка действительно обладает юридическим дефектом.

В первую очередь, следует отметить в этой связи ст. 168 ГК РФ в редакции Закона, в п. 1 которой предусмотрено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, оспорима, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В настоящее время действует прямо противоположное правило — сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу, ничтожна, если законом не установлено, что такая сделка оспорима, или не предусмотрены иные последствия нарушения.

Принятие ст. 168 ГК РФ в редакции Закона существенным образом изменит существующую правовую ситуацию, поскольку одно из основных отличий оспоримой сделки от ничтожной состоит в том, что оспоримая сделка предполагается действительной изначально и в качестве недействительной она может быть квалифицирована лишь на основании решения суда. Что касается ничтожной сделки, то она является таковой независимо от решения суда.

В то же время Законом предусмотрено довольно много случаев, когда недействительная сделка является ничтожной (см., к примеру, п. 3 ст. 163, п. 2 ст. 168, ст. 169, п. 2 ст. 170, п. 1 ст. 173.1, п. 2 ст. 174.1, п. 2 ст. 188 ГК РФ в редакции Закона).

Требование о применении последствий недействительности сделок является субъективным правом заинтересованной стороны, и законодательно установленные последствия признания сделки недействительной должны применяться лишь по заявлению такой стороны, но не по инициативе суда. В Законе ограничено право суда применять последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе (п. 4 ст. 166 ГК РФ в редакции Закона).

Суд будет вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, только если это необходимо в целях защиты публичных интересов или в иных случаях, предусмотренных законом.

В настоящее время требовать признания сделок ничтожными и применения последствий недействительности ничтожной сделки в судебном порядке может любое лицо. Однако в соответствии с Законом заявить такое требование смогут лишь стороны сделки. Иные лица будут вправе обращаться с подобными заявлениями в суд лишь в случаях, определенных законом (п. 3 ст. 166 ГК РФ в редакции Законом).

Кроме этого, Закон запрещает требовать признания оспоримой сделки недействительной тем лицам, которые ранее ее одобрили или своими действиями подтвердили намерение ее исполнить (п. п. 2 и 5 ст. 166 ГК РФ в редакции Закона).

Важной новшеством о недействительных сделках является закрепление общих положений об исцелении  оспоримых сделок. В абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ в редакции Закона установлено, что сторона, подтвердившая оспоримую сделку, не вправе ее оспаривать по основанию, о котором она знала или должна была знать при проявлении воли, под которой понимается поведение стороны, совершившей сделку, из которого очевидна ее воля сохранить сделку. Для этой стороны такая юридически упречная сделка более не является оспоримой по тому основанию, о котором этой стороне известно (или должно быть известно).

В п. 3 ст. 173.1 ГК РФ в редакции Закона также предусмотрен механизм, позволяющий не допустить недобросовестного поведения лица, давшего согласие на оспоримую сделку (ст. 157.1 в редакции Закона). Установлено, что такое лицо не вправе оспаривать эту сделку по основанию, о котором оно знало или должно было знать в момент выражения согласия.