image

Работодателю поступает несколько исполнительных документов в отношении одного работника

 

В настоящее время нередки ситуации, когда в бухгалтерию работодателя поступает несколько исполнительных документов в отношении  одного работника, например, исполнительный лист о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка и исполнительный лист о взыскании задолженности по кредиту. Давайте проанализируем, каким размером заработной платы должна быть ограничена общая сумма удержаний из заработной платы в том случае, если общая сумма ежемесячных удержаний по ним превышает 50% от заработной платы работника?

Статьей 138 Трудового кодекса РФ установлены следующие ограничения размера удержаний из заработной платы, которые используются и для осуществления выплат по исполнительным документам:

— в случаях, предусмотренных федеральными законами, удержания должны составлять не более 50% (согласно ч. 2 ст. 99 ФЗ «Об исполнительном производстве» данный размер удержаний по общему правилу применяется в отношении всех взысканий по исполнительным документам);

— при удержании из заработной платы по нескольким исполнительным документам за работником должно быть сохранено 50% заработной платы;

— на удержания из заработной платы по отдельным видам взысканий, в частности при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей все вышеперечисленные ограничения удержаний не распространяются, и предельный размер удержаний для этих выплат составляет 70%.Анализ указанных положений показывает, что:

— предельный 50% размер удержаний из заработка действует по общему правилу в отношении взысканий по нескольким исполнительным документам;

— предельный 70% размер удержаний из заработка действует в отношении только специальных видов взысканий по нескольким исполнительным документам, предусмотренных ст. 138 ТК РФ.

Поскольку взыскание задолженности по кредиту в ст. 138 ТК РФ не предусмотрено в качестве специального вида, к нему не может быть применен 70% предел удержаний из заработка. В то же время для алиментов действует 70% предел удержаний.

Кроме того, при исчислении конкретной суммы, подлежащей удержанию по каждому из указанных исполнительных листов, необходимо учесть очередность их взыскания, предусмотренную ст. 111 ФЗ «Об исполнительном производстве», при недостаточности взысканных с должника денежных средств для удовлетворения всех требований по исполнительным документам:

— требования об уплате алиментов удовлетворяются в первую очередь;

— требования об уплате задолженности по кредиту — в четвертую очередь. При этом требования каждой последующей очереди удовлетворяются после удовлетворения требований предыдущей очереди в полном объеме.

Таким образом, по двум указанным исполнительным листам, общая сумма удержаний по которым превышает 50% заработка, удержания могут быть произведены следующим образом.

Если определенный в исполнительном листе размер удержаний на алименты составляет от 50 до 70% заработка (когда алименты взыскиваются на нескольких детей), то сначала удерживается указанная сумма алиментов.

Сверх этой суммы осуществлять удержания из заработка по исполнительному листу на выплату задолженности по кредиту незаконно.

Если определенный в исполнительном листе размер удержаний на алименты составляет менее 50% заработка, то сначала удерживается эта сумма алиментов. По исполнительному листу на выплату задолженности банку удержания из заработка будут производиться за счет остатка от 50% заработка с сохранением за работником другой половины заработка.

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2013 года (часть 2)

 

3 июля  2013 года Президиум Верховного Суда Российской Федерации утвердил Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2013 года. в котором высшая судебная инстанция разъяснила ряд вопросов, возникающих при разрешении споров.

В частности, Верховный Суд Российской Федерации указал, что: решение иностранного суда о расторжении брака между российскими гражданами в той части, в которой им утверждено соглашение сторон о выплате алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка и об их размере, не прошедшее процедуру признания на территории России, не может служить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании алиментов.

Н. обратилась в суд с иском к С. о взыскании алиментов и неустойки, указав, что решением суда от 4 марта 2003 г. с  С. на содержание несовершеннолетней дочери А. были взысканы алименты в размере 1/4 части всех видов заработка (дохода). О данном решении суда С. было известно, и он выплачивал денежные средства на ребенка, однако в меньшем размере, чем было предусмотрено решением суда. Впоследствии определением суда второй инстанции от 14 апреля 2011 г. указанное решение было отменено и дело возвращено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи с тем, что ответчик С. ввиду ненадлежащего извещения о дне слушания дела не знал о данном решении суда. В результате ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязательств по выплате алиментов (в период действия указанного решения суда) образовалась значительная задолженность, которую истец просила взыскать, а кроме того, неустойку от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки в размере, предусмотренном ст. 115 СК РФ. Решением районного суда, оставленным без изменения вышестоящим судом, в удовлетворении иска Н. отказано.

Обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, по следующим основаниям.

Судом  установлено, что брак между Н. и С., являющимися российскими гражданами, расторгнут 27 марта 2007 г. судом в Швейцарии.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных Н. требований, суд первой инстанции, с которым согласился суд второй инстанции, пришел к выводу, что между Н. и С. было достигнуто соглашение о содержании их несовершеннолетней дочери, которое принято ими к исполнению и исполняется до настоящего времени.

Вместе с тем в силу п. 3 ст. 160 СК РФ расторжение брака между гражданами Российской Федерации либо расторжение брака между гражданами Российской Федерации и иностранными гражданами или лицами без гражданства, совершенные за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решения о расторжении брака, и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве, признается действительным в Российской Федерации.

В соответствии со ст. 415 ГПК РФ в Российской Федерации признаются не требующие вследствие своего содержания дальнейшего производства решения иностранных судов: относительно статуса гражданина государства, суд которого принял решение; о расторжении или признании недействительным брака между российским гражданином и иностранным гражданином, если в момент рассмотрения дела хотя бы один из супругов проживал вне пределов Российской Федерации; о расторжении или признании недействительным брака между российскими гражданами, если оба супруга в момент рассмотрения дела проживали вне пределов Российской Федерации; в других предусмотренных федеральным законом случаях.

Из приведенных положений законов следует, что расторжение брака между гражданами Российской Федерации Н. и С., совершенное за пределами территории Российской Федерации (швейцарским судом), признается действительным в Российской Федерации без дальнейшего судопроизводства на территории Российской Федерации.

Между тем, исходя из решения швейцарского суда, им были рассмотрены и разрешены вопросы, касающиеся не только расторжения брака между супругами Н. и С., но также вопросы родительских прав и содержания их несовершеннолетней дочери.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Н., суд первой инстанции указал на то, что между сторонами было достигнуто соглашение о содержании несовершеннолетней дочери, которое было принято ими к исполнению. Вместе с тем в соответствии с ч. 1 ст. 409 ГПК РФ решения иностранных судов, в том числе решения об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Однако, договора о правовой помощи по гражданским и уголовным делам, в том числе и договора по вопросам алиментных обязательств в отношении несовершеннолетних детей при расторжении брака родителей, между Российской Федерацией и Швейцарией не имеется.

 Процедуру легализации решение иностранного суда на территории Российской Федерации не прошло, поэтому в той части, в которой им утверждено соглашение сторон по вопросу выплаты С. алиментов на содержание несовершеннолетней дочери А. и об их размере, оно не могло являться для суда юридически значимым при разрешении вопроса об алиментных обязательствах С. и, соответственно, служить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований Н. о взыскании алиментов.

В связи с изложенным решение суда первой инстанции и определение суда второй инстанции, оставившее его без изменения, признаны незаконными.

Отправляя дело на новое рассмотрение, Судебная коллегия разъяснила, что суду следует разрешить спор в соответствии с нормами СК РФ об алиментных обязательствах родителей в отношении несовершеннолетних детей и установленными обстоятельствами.

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2013 года (часть 1)

 

3 июля  2013 года Президиум Верховного Суда Российской Федерации утвердил Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2013 года. в котором высшая судебная инстанция разъяснила ряд вопросов, возникающих при разрешении споров.

В частности, Верховный Суд Российской Федерации указал, что:

 Отсутствие у работника на момент заключения трудового договора соответствующего документа об образовании, если выполнение работы требует обязательного наличия профессионального образования, влечѐт его увольнение по п. 11 ч. 1 ст. 77 и абзацу четвѐртому ч. 1 ст. 84 ТК РФ.

Ж. обратилась в суд с иском к муниципальному бюджетному образовательному учреждению дополнительного образования детей о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, указав в обоснование своих требований на то, что с 1 сентября 2008 г. в соответствии с трудовым договором она работала в этом учреждении в должности заведующей отделом, свои трудовые обязанности исполняла квалифицированно, добросовестно и без нарушений, однако приказом от 20 сентября 2011 г. была уволена по п. 11 ст. 77 ТК РФ в связи с нарушением правил заключения трудового договора: отсутствием соответствующего документа об образовании для продолжения работы (ст. 84 ТК РФ).

Истец считала увольнение незаконным, поскольку ею при трудоустройстве был предоставлен работодателю диплом о высшем профессиональном образовании, полученном в Московском финансовом институте. Таким образом, при заключении трудового договора порядок, установленный Трудовым кодексом Российской Федерации, нарушен не был.

Истец полагала, что на момент увольнения она в полном объѐме отвечала требованиям, установленным муниципальным правовым актом, согласно которому в кадровый резерв руководителей образовательных муниципальных учреждений включаются лица, соответствующие квалификационным характеристикам должностей работников образования по должности «руководитель», имеющие высшее профессиональное образование и дополнительное профессиональное образование в области государственного и муниципального управления или менеджмента и экономики и стаж работы на педагогических или руководящих должностях не менее 5 лет.

Кроме того, в нарушение ч. 2 ст. 84 ТК РФ работодателем Ж. не предложена иная должность (вакансия).

При этом истец указала на то, что она является матерью-одиночкой и еѐ увольнение в соответствии со ст. 261 ТК РФ также является незаконным.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением суда второй инстанции, иск Ж. удовлетворѐн.

В кассационной жалобе ответчиком ставился вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений и вынесении нового решения об отказе в удовлетворении иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев кассационную жалобу ответчика, не согласилась с судом первой и второй инстанции по следующим основаниям.

 На период заключения трудового договора истцом был представлен диплом об окончании Московского финансово-экономического института по специальности «Бухгалтерский учет и аудит».

Удовлетворяя иск, суд исходил из того, что п. 9 раздела «Квалификационные характеристики должностей работников образования» Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, утверждѐнного приказом Минздравсоцразвития России от 26 августа 2010 г. № 761н, предусмотрено, что лица, не имеющие специальной подготовки или стажа работы, установленных в разделе «Требования к квалификации», но обладающие достаточным практическим опытом и компетентностью, выполняющие качественно и в полном объѐме возложенные на них должностные обязанности, по рекомендации аттестационной комиссии, в порядке исключения, могут быть назначены на соответствующие должности так же, как и лица, имеющие специальную подготовку и стаж работы.

Между тем в соответствии с п. 11 ст. 77 ТК РФ основанием прекращения трудового договора является нарушение установленных данным Кодексом или иным федеральным законом правил заключения трудового договора, если это нарушение исключает возможность продолжения работы (ст. 84).

Абзацем четвѐртым ч. 1 ст. 84 ТК РФ предусмотрено, что трудовой договор прекращается в случае отсутствия соответствующего документа об образовании, если выполнение работы требует специальных знаний в соответствии с федеральным законом или иным нормативным правовым актом.

Постановлением Минтруда России от 11 ноября 1992 г. № 33 и приложением к приказу Минздравсоцразвития России от 26 августа 2010 г. № 761н – нормативно-правовыми актами, действовавшими на период приѐма истца на работу и на период еѐ увольнения, предусматривалось обязательное наличие высшего педагогического образования у лиц, замещающих должность руководителя структурного подразделения образовательного учреждения, в частности заведующего отделом.

Вступившим в законную силу приговором мирового судьи от 9 августа 2011 г. установлено, что в 2009 году истец приобрела и представила работодателю заведомо поддельный диплом о высшем педагогическом образовании.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия признала, что у ответчика имелись основания для расторжения с Ж. трудового договора по п. 11 ст. 77 и абзацу четвѐртому ч. 1 ст. 84 ТК РФ, поскольку на период приѐма на работу на должность заведующей отделом муниципального бюджетного образовательного учреждения дополнительного образования детей истец не имела необходимого высшего педагогического образования.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия сочла возможным, отменяя судебные постановления и не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об отказе в удовлетворении иска Ж.

Сроки предъявления исполнительных документов к исполнению

 

В соответствии с п. 1 ст. 21 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" исполнительные листы могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу или окончания срока, установленного при предоставлении отсрочки или рассрочки его исполнения. Однако,  согласно ч. 1 ст. 22 Закона N 229-ФЗ срок для предъявления исполнительного документа к исполнению прерывается предъявлением исполнительного документа к исполнению или частичным исполнением исполнительного документа должником.

После перерыва течение срока предъявления исполнительного документа к исполнению возобновляется. Время, истекшее до прерывания срока, в новый срок не засчитывается (п. 2 ст. 22 Закона N 229-ФЗ).

Как следует из п. 3 ст. 22 Закона N 229-ФЗ, в случае возвращения исполнительного документа взыскателю в связи с невозможностью его исполнения срок предъявления исполнительного документа к исполнению исчисляется со дня возвращения исполнительного документа взыскателю.

Пунктом 4 ч. 1 ст. 46 Закона N 229-ФЗ предусмотрено, что исполнительный документ, по которому взыскание не производилось или произведено частично, возвращается взыскателю, если у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными.

В этом случае исполнительное производство подлежит окончанию судебным приставом-исполнителем.

После этого взыскатель вправе повторно предъявить исполнительный лист к исполнению в течение трехлетнего срока, который начинает исчисляться с момента его возвращения взыскателю.

Согласно п. 2. ст. 21 Закона N 229-ФЗ исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов арбитражных судов, по которым арбитражным судом восстановлен пропущенный срок для предъявления исполнительного листа к исполнению, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех месяцев со дня вынесения судом определения о восстановлении пропущенного срока.

 Судебные приказы могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня их выдачи.

 Исполнительные документы, содержащие требования о взыскании периодических платежей, могут быть предъявлены к исполнению в течение всего срока, на который присуждены платежи, а также в течение трех лет после окончания этого срока.

 Удостоверения, выдаваемые комиссиями по трудовым спорам, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех месяцев со дня их выдачи.

 Оформленные в установленном порядке акты органов, осуществляющих контрольные функции, о взыскании денежных средств с приложением документов, содержащих отметки банков или иных кредитных организаций, в которых открыты расчетные и иные счета должника, о полном или частичном неисполнении требований указанных органов в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения этих требований, могут быть предъявлены к исполнению в течение шести месяцев со дня их возвращения банком или иной кредитной организацией.

 Судебные акты, акты других органов и должностных лиц по делам об административных правонарушениях могут быть предъявлены к исполнению в течение двух лет со дня их вступления в законную силу.

Усыновление допускается в отношении и только в интересах несовершеннолетних детей

 

Усыновление допускается в отношении и только в интересах несовершеннолетних детей, единственный родитель или оба родителя которых неизвестны, признаны судом недееспособными, безвестно отсутствующими или объявлены умершими, лишены родительских прав, дали в установленном порядке согласие на усыновление либо по причинам, признанным судом неуважительными, не проживают более шести месяцев совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания.

Если родитель подлежащего усыновлению ребенка признан судом ограниченно дееспособным, это обстоятельство не является основанием для усыновления ребенка без согласия этого родителя, поскольку в соответствии со ст. 30 ГК РФ он ограничивается только в имущественных правах, а не в личных. Для усыновления детей, находящихся под опекой (попечительством), необходимо согласие в письменной форме их опекунов (попечителей), а для находящихся в приемных семьях — согласие в письменной форме приемных родителей. Для усыновления детей, оставшихся без попечения родителей и находящихся в воспитательных или лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и аналогичных организациях, необходимо согласие в письменной форме руководителей данных организаций.

Согласие должно быть выражено в заявлении, нотариально удостоверенном или заверенном руководителем организации, где находится оставшийся без попечения родителей ребенок, либо органом опеки и попечительства по месту его усыновления или жительства родителей, а также может быть выражено непосредственно в суде при решении вопроса усыновления.

Не требуется согласия родителей ребенка на его усыновление в случаях, если они неизвестны или признаны судом безвестно отсутствующими, недееспособными либо лишенными родительских прав (при соблюдении требований п. 6 ст. 71 СК РФ), а также по неуважительным причинам более шести месяцев не проживают совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания (ст. 130 СК РФ).

Обязательным условием усыновления (удочерения) ребенка является получение согласия супруга усыновителя (если ребенок усыновляется одним из супругов) и самого ребенка, достигшего десятилетнего возраста. Если же до подачи заявления об усыновлении ребенок проживал в семье усыновителя и считает его своим родителем, в порядке исключения усыновление может быть произведено без получения согласия усыновляемого.

Усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей, например, когда они не осведомлены о своем родстве, не проживали и не воспитывались совместно, находятся в разных детских учреждениях, не могут жить и воспитываться вместе по состоянию здоровья (п. 3 ст. 124 СК РФ).

Нужно учитывать, что разница в возрасте между не состоящим в браке усыновителем и усыновляемым ребенком должна быть не менее шестнадцати лет (п. 1 ст. 128 СК РФ). По причинам, признанным судом уважительными, разница в возрасте может быть сокращена. При усыновлении ребенка отчимом (мачехой) указанное наличие разницы в возрасте не требуется.

Усыновителями могут быть совершеннолетние лица обоего пола, за исключением лиц (п. 1 ст. 127 СК РФ):

1) признанных судом недееспособными или ограниченно дееспособными либо супругов, один из которых признан судом недееспособным или ограниченно дееспособным;

2) лишенных по суду родительских прав или ограниченных судом в родительских правах;

3) отстраненных от обязанностей опекуна (попечителя) за ненадлежащее выполнение обязанностей, возложенных на них законом (либо бывших усыновителей, если усыновление отменено судом по их вине);

4) которые по состоянию здоровья не могут осуществлять родительские права;

5) на момент установления усыновления не имеющих дохода, обеспечивающего усыновляемому ребенку прожиточный минимум;

6) не имеющих постоянного места жительства;

7) имеющих на момент установления усыновления судимость за умышленное преступление против жизни или здоровья граждан;

8 ) проживающих в жилых помещениях, не отвечающих санитарным и техническим правилам и нормам.

Лица, не состоящие между собой в браке, не могут совместно усыновить одного и того же ребенка (п. 2 ст. 127 СК РФ). При наличии нескольких лиц, желающих усыновить одного и того же ребенка, преимущественное право предоставляется его родственникам (п. 3 ст. 127 СК РФ).